Главное меню

Категории каталога

Популярные файлы

фильм "Ка...
Александр Марш...
Клип "Муж...
Александр Марш...
фильм "См...
Маршал Алексан...

Новое на форуме



Фотоальбом

Наш главный друг




Наш главный друг и спонсор

Поддержите наш проект


Поддержите наш проект монеткой

Социальные сети

Лайкните в соц. сети если Вам наш сайт понравился



Наша кнопка


Установи нашу кнопку к себе на сайт:

Великая Отечественная война


Форма входа

Поиск

Сервис

Translate my page
Выбрать язык / Select language:
Выбрать язык / Choose language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Korean
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish



Оставьте свое мнение о новом дизайне сайта

70 лет Победы


Включить музыку

Опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 20140
Результаты
Все опросы

Календарь

Тэги

Лучшие пользователи


ТОП пользователей


Самые активные пользователи

Каталоги и рейтинги

bigmir)net TOP 100 Яндекс цитирования

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0


Рейтинг@Mail.ru
Главная » Статьи » Статьи о Великой Отечественной
14.05.2011
Кровавый след ОУН-УПА.

«Наши боевики подвергли нападению все города и села области еще до прихода немецкой армии»,— с гордостью писали бандеровцы

 

Мирослава БЕРДНИК

22 июня 2006 г. исполнилось 65 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Сегодня вы не увидите этой фразы в учебниках истории наших детей, не услышите в телепередачах, не прочитаете в газетах. В современных школьных учебниках этот день называют началом схватки «двух тоталитарных режимов» за порабощение свободной и демократической Европы. А героями, освободившими Украину от оккупантов, — членов ОУН-УПА. Но все эти книги, газеты, телепередачи не могут затмить архивные документы и человеческую память — чуть ли не каждая семья в Украине имеет рубцы той страшной войны: могилы на погостах, пожелтевшие треугольники полевой почты, потемневшие ордена. Каков багаж «заслуг» в борьбе с нацизмом оуновских «героев»? За что оранжевые власти сегодня называют их истинными освободителями, а в будущем планируют узаконить это на государственном уровне?

Накануне войны

В 1939 г. население Западной Украины встречало Красную армию хлебом-солью. Со временем там начались репрессии НКВД.Вот только в литературе умалчивается об их причине и о роли в их провоцировании ОУН.

В период подготовки немецкой агрессии против Польши гитлеровская разведка наводнила страну своей агентурой, главным образом оуновцами. Они должны были парализовать сопротивление поляков немцам. Влиятельный оуновец Кость Паньковский, который в годы Второй мировой войны был заместителем главы т. н. украинского центрального комитета Владимира Кубиевича — одного из инициаторов и вдохновителей создания дивизии СС «Галичина», в своей работе «Роки німецької окупації» (1965 г., Торонто) пишет, что накануне нападения гитлеровцев на Польшу «провод ОУН планировал поднять вооруженное восстание в тылу польских войск и формировал военный отряд — «Украинский легион» под командованием полковника Романа Сушко». После оккупации Польши гитлеровцы пригласили их на работу в «украинскую полицию», предназначавшуюся для борьбы с польским сопротивлением.

Деятельность «украинских полицейских» «на теренах» Польши немецкие хозяева оценили высоко. Поэтому незадолго до нападения на Советский Союз фашисты приступили к массовой подготовке из оуновцев полицейских кадров для будущего оккупационного режима в Украине. Главари ОУН на деньги гитлеровской разведки создали в Холме и Перемышле школы «украинской полиции». Их возглавили офицеры гестапо Мюллер, Ридер, Вальтер. Такая же школа была создана в Берлине. Одновременно немецкая военная разведка развернула подготовку для шпионско-диверсионной деятельности на территории СССР.В спецлагере на озере Химзее (Германия) из украинских националистов готовили диверсантов, а в военно-тренировочном центре Квинцгут — шпионов (ЦГАОО Украины, ф. 1, оп. 4, д. 338, л. 22).

После сентября 1939 г. деятельность националистического подполья стала носить более скрытый характер. Во время воссоединения западных областей Украины с УССР руководство Краковского провода ОУН дало указание своим подпольным звеньям не проявлять себя враждебно по отношению к советским военнослужащим, сохранять кадры, готовя их для будущих активных действий против СССР.Они должны были также собирать оружие, используя распад польской армии, проникать в местные и партийные органы власти. Так, бывший член львовской экзекутивы А.А.Луцкий, к примеру, сумел пробраться в аппарат одного из райисполкомов Станиславской области и даже добиться избрания депутатом в Народное собрание. Опасаясь возможного разоблачения, он в конце 1939 г. бежал в Краков. Органы советской власти выявили только в Станиславской области 156 оуновцев, внедренных в сельские комитеты.

Оуновское руководство стало организовывать в Западной Украине акты саботажа и террора. По неполным данным, во второй половине 1940 г. ими было совершено 30 терактов, а в преддверии нападения Германии на СССР только за два месяца 1941 г. их было 17 (Архив КГБ УССР.Ф.16, оп.39, л. 765). Так убили инструктора Стусивского райкома КП(б)У Тернопольской области И.Рыболовко, прокурора Монастырского района Дорошенко и других советских и партийных работников (Архив УКГБ по Тернопольской обл., д. 72, т. 1, л.1). В июле 1940 г. во Львове в кинозал во время демонстрации кинофильма была брошена граната. В результате взрыва ранено 28 человек (Архив КГБ УССР.Ф.16, оп.33, п.н. 23, л. 765). Такие же акции, а также акты саботажа организовывались во многих западных районах Украины. Кроме того, немцы требовали от главарей ОУН активизации организации вооруженного восстания, которое послужило бы поводом для войны против СССР.Подготовкой к нему, как свидетельствовал в Нюрнберге один из руководителей абвера полковник Е.Штольце (Военно-исторический журнал, 1990, №4), непосредственно руководили его подчиненные офицеры Деринг и Маркет. Связь между Штольце и Бандерой обеспечивал Рико Ярый. 10 марта 1940 г. в Кракове состоялось заседание руководящего состава ОУН, на котором был выработан следующий план действий: 1. Подготовить и в кратчайшие сроки перебросить на территорию УССР руководящие кадры ОУН для создания на Волыни и во Львове штабов для организации вооруженного восстания. 2. В двухмесячный срок изучить территорию, иметь четкое представление о наличии повстанческих сил, вооружении, снабжении, настроениях населения, наличии и расположении советских войск (Тернопольский облпартархив, ф. 1, оп. 1-а, д.2, л. 125-127).

Доверенные члены организации посетили оуновское подполье на советской территории. Среди них был член центрального провода, а также агент абвера А. Луцкий («Богун»). Будучи задержанным в январе 1945 г., он дал показания, что «основным заданием, поставленным перед проводом, было подготовить до конца лета 1940 г. на всей территории Западной Украины восстание против советской власти. Мы провели срочную войсковую подготовку членов ОУН, собрали и сконцентрировали в одном месте оружие. Предусмотрели захват военно-стратегических объектов: почты, телеграфа и т. д. Составили т. н. черную книгу — список работников партийных и советских органов, местных активистов и работников НКВД, которых немедленно надо было уничтожить, когда начнется война» (Архив КГБ УССР.Ф.16, оп.33, п. н. 23, л.297). Луцкий показал, что «если бы спровоцированное нами в Западной Украине восстание продолжалось хотя бы несколько дней, то нам на помощь пришла бы Германия» (Там же). Такие же показания дал и его заместитель Михаил Сенькив. Ну прямо как «зов о помощи» судетских немцев! Однако летом 1940 г. по указанию Канариса подготовку вооруженного восстания с повестки дня сняли, так как Германия еще не была полностью готова к нападению на Советский Союз.

Оуновские походные группы шли вслед за наступавшими германскими частями

«Украинские интегральные националисты, — отмечает канадский историк О. Субтельный, — с энтузиазмом приветствовали нападение немцев на СССР, рассматривая его как многообещающую возможность установления независимой Украинской державы» (Субтельний О.Україна. Історія. — Київ. 1993, с. 567). В оуновской брошюре под названием «За українську державність», представляющей собой обзор отчетов ряда главарей территориальных подпольных организаций бандеровцев, зафиксировано: «Перед началом немецко-советской войны ОУН, несмотря на неимоверные трудности, организовала в селах сеть подпольщиков, которые... в целом ряде районов Тернопольской области организовали вооруженные выступления повстанческих отрядов, разоружили много воинских частей. В целом... наши боевики подвергли нападению все города и села области еще до прихода туда немецкой армии». Аналогичные преступления украинские националисты совершили на территории Львовской, Станиславской (ныне Ивано-Франковской), Дрогобычской, Волынской и Черновицкой областей. Так, 28 июня 1941 г. близ города Перемышляны на Львовщине несколько оуновских банд напали на небольшие отряды Красной армии и отдельные автомашины, которые эвакуировали женщин и детей. Над красноармейцами и беззащитными людьми боевики учинили жестокую расправу. Эти же банды помогли гитлеровцам захватить Перемышляны. В районе поселка Рудка подразделение фашистской армии нарвалось на мужественное сопротивление советских войск. Нацисты попросили помощи у оуновцев, и те, как говорится в этой брошюре, приняли живое участие «в найзавзятіших боях». Так же активно действовали националисты в Волынской и Ровенской областях.

О злодеяниях оуновских банд сообщается в донесении штаба Юго-Западного фронта от 24 июня 1941 г.: «В районе Устьлуга действуют диверсионные группы врага, переодетые в нашу форму. В этом районе горят склады. В течение 22го и утром 23 июня противник высадил десант на Хиров, Дрогобыч, Борислав, последние два уничтожены» (Архив КГБ УССР, д. 490, т. 1, л. 100).

Главари ОУН направили в Украину вслед за наступавшими частями фашистской армии несколько так называемых походных групп. Эти подразделения, по определению оуновских «проводников», были «своеобразной политической армией», в состав которой вошли националисты, имевшие опыт борьбы в условиях глубокого подполья. Маршрут их движения был заранее согласован с абвером. Так, северная походная группа в составе 2500 человек двигалась по маршруту Луцк — Житомир — Киев. Средняя — 1500 оуновцев — в направлении Полтава — Сумы — Харьков. Южная — в составе 880 человек — следовала по маршруту Тернополь — Винница — Днепропетровск — Одесса.

Деятельность этих групп сводилась к выполнению функций вспомогательного оккупационного аппарата на захваченной территории республики: они помогали гитлеровцам формировать так называемую украинскую полицию, городские и районные управы, а также другие органы фашистской оккупационной администрации. Одновременно с этим участники групп устанавливали контакты с разного рода уголовными элементами, используя их для выявления местного подполья и советских партизан.

С самого начала своего существования упомянутые органы самоуправления были под властью гитлеровской оккупационной администрации. Имеющиеся в архивах Украины материалы подтверждают это. Например, в указаниях рейхскомиссара Украины Эриха Коха за №119 «Об отношении воинских частей к украинскому населению» подчеркивается: «... созданные украинские национальные местные управления или районные управы должны рассматриваться не как самостоятельные управления или уполномоченные от высших властей, а как доверенные для связи с немецкими военными властями. Задача их заключается в том, чтобы выполнять распоряжения последних» (ЦГАООУ, ф. 1, оп. 1-14, ед. хр. 115, л. 73—76).

Соловьиные песни и «кристальные ночи»

Горе-историки, получившие свои звания за воспевание марксизма-ленинизма, сегодня пытаются убедить молодое поколение, что именно вояки ОУН-УПА защищали население Украины от оккупантов. Я кратко напомню, КАК они это делали.

В карательных операциях против мирного населения использовались воинские подразделения, сформированные в основном из специально обученных для этой цели оуновцев: легионы имени Коновальца, так называемый «Украинский легион» и другие. Особо «прославился» пресловутый «Нахтигаль». Мельниковец Богдан Михайлюк в своей брошюре «Бунт Бандеры», изданной в 1950 г., писал: «Они (бандеровцы. — Авт.) называли его громким именем «легион», а немцы «Соловей», поскольку его задачей было идти позади немецких войск, петь украинские песни и создавать среди украинского населения дружественные для немцев настроения». Как же «соловейки» создавали «дружественные для немцев настроения»? Историк Вальтер Брокдорф, бывший солдат вермахта и автор книги «Тайные команды Второй мировой войны» (Мюнхен, 1967), пишет: «Они взяли в зубы длинные кинжалы, засучили рукава гимнастерок, держа оружие на изготовке. Их вид был омерзителен, когда они бросились в город... Словно бесноватые, громко гикая, с пеной у рта, с вытаращенными глазами неслись украинцы по улицам Львова. Каждый, кто попадался им в руки, был жестоко казнен» (Brockdorf W. Geheimkommandos des Zweiten Weltkrieges. Munchen, 1967, — S. 126—127). Уже в первые часы оккупации Львова начались массовые расправы над его жителями, сопровождавшиеся истязаниями. Для этого из легионеров создали специальные команды, которые занимались ликвидацией работников местных органов власти, поляков и евреев. В период с 1 по 4 июля 1941 г. с участием нахтигалевцев во Львове были уничтожены выдающиеся польские ученые и представители интеллигенции — академик Соловий, профессора Бартель, Бой-Желенский, Серадский, Новицкий, Ломницкий, Домасевич, Ренцкий, Вайгель, Островский, Манчевский, Грек, Круковский, Добжанецкий и другие.

Тысячи невинных советских граждан нахтигалевские палачи замучили в Золочеве и Тернополе, Сатанове и Виннице, других городах и селах Украины и Белоруссии, где проходило абверовское подразделение. Кровавые оргии и массовые экзекуции эти палачи совершали также в Станиславе. Там в первые дни гитлеровской оккупации уничтожено 250 учителей, врачей, инженеров, адвокатов.

Особенно жестоко расправлялись националисты с еврейским населением. В первые месяцы оккупации западных областей Украины оуновцы вместе с гитлеровцами устраивали «кристальные ночи» — расстреливали, убивали и сжигали во Львове, Тернополе, Надворной десятки тысяч евреев. В одном только Станиславе с июля 1941 г. по июль 1942 г. гитлеровцы вместе с оуновцами уничтожили 26 тысяч евреев, что подтвердилось в Мюнстере (ФРГ) на суде над бывшим руководителем полиции безопасности и СД в Станиславе Г. Кригером в 1966 г. (Чередниченко В. П.Націоналізм проти нації. — К., 1970, с. 95).

Для вооруженной борьбы с белорусскими партизанами батальон «Нахтигаль» в конце октября 1941 г. был отозван с фронта и объединен в одно формирование с батальоном «Роланд» — в так называемый шутцманшафт-батальон. В середине марта 1942 года шутцманшафт-батальон-201 во главе с оуновцем, майором Абвера Евгением Побегущим и его заместителем гауптманом Романом Шухевичем перебросили в Белоруссию. Здесь он стал именоваться подразделением 201 полицейской дивизии, которая вместе с другими бригадами и оперативными батальонами действовала под верховенством обергруппенфюрера СС Бах-Залевски. За «боевые доблести» Побегущий и Шухевич были награждены гитлеровцами «железными крестами». В чем состояла «боевая доблесть» Побегущего и Шухевича, как и всего шутцманшафт-батальона, сказано в книге известного украинского исследователя В. И. Масловского «З ким і проти кого воювали українські націоналісти в роки Другої світової війни». «Вже сьогодні, — пишет автор, — досить чітко визначено, що шутцманшафт-батальйон не мости охороняв в партизанському краї, в Білорусі, а діяв у складі каральних формувань обергрупенфюрера СС фон Бах-Залевскі проти білоруських партизанів і мирного населення, брав участь у каральних операціях «Болотяна лихоманка», «Трикутник», «Котбус» та інших» (М., 1999, — с. 27). На их «боевом счету» десятки сожженных хуторов и деревень, в том числе печально известная Хатынь, несчетное количество загубленных жизней белорусских граждан.

Свой кровавый след шутцманшафт-батальон-201 оставил и на украинской земле, дотла уничтожив волынское село Кортелисы и 2800 его жителей, о чем в свое время писал в книге «Вогненні Кортеліси» поэт-бютовец Владимир Яворивский, ныне добивающийся для этих палачей почестей и статуса героев.

До сих пор для исследователей является terra incognita роль украинских националистов в трагедии Бабьего Яра. В советский период это делалось ради дружбы народов, презрительно названной бывшим певцом этой самой дружбы Виталием Коротичем пошлой. Сегодняшние же «историки» пытаются «черного кобеля отмыть добела».

20 сентября 1941 г. Киев заняли немцы. А еще через несколько дней в город прибыли и будущие участники кровавой акции в Бабьем Яру — зондеркоманда 4а во главе с садистом Паулем Блобелем, два карательных украинских полицейских батальона под командованием Б. Коника и И. Кедюмича, а также печально известный «Буковинський курінь» под руководством изувера Петра Войновского, уже успевший отличиться кровавыми погромами, расстрелами и грабежами по пути в Киев в Каменце-Подольском, Жмеринке, Проскурове, Виннице, Житомире и других городах. К 26сентября в Киеве собралось свыше 2 тысяч полицаев и эсэсовцев (Круглов А.Энциклопедия холокоста, — К., 2000. с. 203).

Немцы не оставили нам списков с фамилиями конкретных исполнителей преступления в Бабьем Яру. Но сегодня о них с гордостью, как о героях, заговорили... современные национал-демократы. «Зеркало недели» (№39 (104), 28.09—4.10. 96 г.) в статье «Будь проклят тот, кто позабыть посмеет» цитирует заявление депутата Ровенского горсовета В. Шкуратюка: «Я горжусь тем фактом, что среди 1500 карателей в Бабьем Яру было 1200 полицаев ОУН и только триста немцев».

Вот уж поистине «прославились» на века!

УПА — детище германских разведслужб

Ложью является утверждение, что УПА была создана для борьбы с немецкими оккупантами. Французский исследователь Ален Герэн прямо указал на то, что УПА — продукт длительной деятельности германской разведслужбы (Герэн А. Серый кардинал. — М., 1971). Она создавалась полностью по гитлеровскому образцу. Большинство ее руководителей подготовлены фашистами в специальных военных разведывательно-диверсионных школах Германии еще накануне войны. Многим были присвоены воинские звания Абвера. К примеру, командир УПА Клячкивский («Савур») имел звание старшего лейтенанта Абвера и в то же время являлся членом центрального провода ОУН.Иван Гриньох («Герасимовский») — капитан Абвера, в начале войны капеллан батальона «Нахтигаль», затем чиновник в ведомстве Розенберга, а с февраля 1943 г. — посредник в переговорах между командованиями УПА и германских оккупационных властей. Переговоры о взаимодействии УПА и немецких войск против Красной армии вели Александр Луцкий («Богун»), старший лейтенант Абвера, член главного штаба УПА, командующий УПА «Запад-Карпаты»; Василий Сидор («Шелест») — капитан Абвера, командир роты шутцманшафт-батальона, «прославившегося» в Белоруссии, затем командующий УПА «Запад-Карпаты» (после ухода с поста Луцкого); Петр Мельник («Хмара») — командир роты дивизии СС «Галичина», командир куреня УПА в Станиславской области; Михаил Андрусяк («Ризун») — лейтенант Абвера, служил в «Нахтигале», командовал отрядом в Станиславской области; Юрий Лопатинский («Калина») — старший лейтенант Абвера, член центрального провода ОУН, член главного штаба УПА.Руководителями службы безопасности (СБ) УПА были, как правило, бывшие сотрудники гестапо, жандармерии, вспомогательной украинской полиции. Все названные и многие другие главари были награждены немецкими орденами.

Фашисты не только формировали УПА, но и вооружали ее. Этим занималась Абверкоманда-202. По неполным данным, для вооружения УПА передали 700 минометов, около 10 тыс. станковых и ручных пулеметов, 26 тыс. автоматов, 22 тыс. пистолетов, 100 тыс. гранат, 80 тыс. мин и снарядов, несколько миллионов патронов, радиостанции, портативные машинки и др.

Характерным примером взаимодействия ОУН-УПА с немецкими войсками является факт замены 13 января 1944 г. немецкого гарнизона в г. Камень-Каширский Волынской области отрядами УПА.Он оставил оуновцам 300 винтовок, 2 ящика патронов, 65 комплектов обмундирования, 200 пар белья и другое снаряжение (Марксизм и современность. — 2000, №1(15), с. 162).

В марте 1944 г. партизаны соединения А.Ф.Федорова при отражении вооруженного нападения УПА на один из отрядов захватили документ, подтверждающий связь вояк с немцами. Вот его содержание: «Друже Богдан! Пришлите 15 человек к нам в курень, которые будут работать на строительстве моста. 3 марта 1944 года я договорился с немецким капитаном Ошфтом, что мы построим мост для переправы немецких войск, за что они дадут нам подкрепление — два батальона со всей техникой. Совместно с этими батальонами 18 марта с. г. мы очистим от красных партизан лес по обе стороны р.Стоход и дадим свободный проход в тыл Красной армии своим отрядам УПА, которые там ждут. На переговорах мы пробыли в течение 15 часов. Немцы нам устроили обед. Слава Украине! Командир куреня Орел. 5марта 1944 года» (архив КГБ УССР).

Сотрудничество УПА с немцами не было единичным фактом, а поощрялось сверху. Так, главнокомандующий полицией безопасности и СД по Украине бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции Бреннер 12февраля 1944 г. ориентировал подчиненные ему разведорганы в западных областях Украины на то, что в связи с успешным проведением переговоров с Украинской повстанческой армией в районе сел Деражное, Верба (Ровенская область. — Авт.) руководители УПА обязались забрасывать в советский тыл своих разведчиков и о результатах их работы информировать отдел 1-ц боевых групп, находившихся при штабе германских армий «Юг». В связи с этим Бреннер приказал разрешить агентам УПА с пропусками капитана Феликса свободное передвижение, запретить изъятие оружия у членов УПА, а при встрече групп УПА с немецкими воинскими подразделениями пользоваться опознавательными знаками (растопыренные пальцы поднятой перед лицом кисти левой руки) (ЦГАВОВУ Украины, ф.4628, оп. 1, д. 10, с. 218—233).

При разгроме советскими войсками группировки УПА на Ровенщине в апреле 1944г. взяли в плен 65 немецких военнослужащих, действовавших в составе структурных подразделений Украинской повстанческой армии. Этот факт упоминается в сборнике документов «Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В нем также есть заявление одного германского военнопленного о связях командования германского вермахта и УПА в совместной борьбе против Красной армии и советских партизан.

Ален Герэн в книге «Серый кардинал» отвечает на вопрос: убивали ли бандеровцы немцев, и если убивали, то при каких обстоятельствах? Да, убивали, пишет Герэн, но только по недоразумению или когда избавлялись от них как от «демаскирующего материала». Дело в том, что немало германских военнослужащих были прикомандированы к подразделениям УПА.Оказавшись в окружении советских войск, бандеровцы в ряде случаев уничтожали своих союзников, дабы замести следы немецко-украинского сотрудничества. По недоразумению — в случае если не срабатывали средства опознания, например когда переодетых в форму Красной армии бандеровцев немцы принимали за врагов.

Историки-фальсификаторы, предлагающие «україноцентричну» концепцию истории Второй мировой войны, и руководство страны всеми правдами и неправдами пытаются обелить как ОУН, так и УПА.При этом они стремятся отнять у украинского народа День Победы, заменив его «днем учасників визвольних змагань» и днем примирения с «советскими оккупантами». На месте общего для народа священного символа стремятся установить злобных лжебожков. Виктор Ющенко 9 Мая спрашивал с обидой, почему мы, простив немцев, до сих пор не можем простить коллаборационистов? Может, потому, что немцы были открытыми врагами, стрелявшими в лицо. Давно за это перед нами покаялись. Бандеровцы же стреляли в спину. И пока «пепел Клааса» стучит в наши сердца, персонажи украинского фашизма, равно как и их идеология, будут там, где им и место, — на задворках истории.

Данная статья вышла в выпуске №40 (336) 6 - 12 октября 2006 г. в 

 



Категория: Статьи о Великой Отечественной | | Дата: 14.05.2011, 22:12 || Добавил: Admin
Просмотров: 10365
Комментариев: 4
Рейтинг: 4.4/38
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]